Электронный рынок TV прав
Поиск

Свернуть

Развернуть

Лидеры проката
1) Двойной копец 2500 тыс.руб.
Рецензии Интервью
Все рецензии
  • Интервью с Константином Эрнстом о фильме «Чужая», Интервью о нашумевшем фильме "Чужая"

    Подробнее

  • «Принц Персии»: интервью с Майком Ньюэллом

    Подробнее

  • Джеки Чан: "Я не гожусь для романтических сцен"

    Подробнее

  • Интервью с Мэтью Фоксом

    Подробнее

  • «Команда „А“»: интервью с Брэдли Купером

    Подробнее

  • Бойся страхов своих.

    Подробнее

  • «История игрушек 3»: интервью с режиссером Ли Анкричем

    Подробнее

Все интерьвью
Обзоры / Лучший Джеки Чан за долгое время
  • Лучший Джеки Чан за долгое время

    09.07.2010

    III век до н.э., в Китае борются между собой семь крупных уделов и множество маленьких. Войско Вэй сталкивается с отрядом Лян; почти все погибают. Вы­живший рядовой Лян (Чан) берет в плен раненого молодого генерала Вэй (Ван) и тащит его домой, чтобы получить положенные в награду пять акров земли. Этому противится сам генерал, дикая природа, бродяги, коварная барышня, банда агрессивных неучей, известная как Другие, а также спецотряд из Вэй, возглавляемый генеральским братом.

    Карамельный центральный образ этой картины — простодушный, но находчивый крестьянин, которому пришлось стать солдатом, неунывающий и сыплющий отцовскими поговорками, — словно прямиком перекочевал из советского кино, что, разумеется, неудивительно. Как неудивителен и финал, невозможный, скажем, в американском фильме такого жанра: известно, что все китайские исторические постановки заканчиваются титром «но главное — что Китай объединился». Кажется, «Солдат» все же больше по ведомству буффонады, чем пропаганды. Бродячий сюжет — что-то вроде «Успеть до полуночи» — обрастает колоритом соответствующей эпохи и местности. Имеются гэги с участием медведя, лошади, насекомых, воробышка и буйвола. Древние китайцы выглядят либо чересчур мужественно, либо чересчур женственно, но дерутся одинаково хорошо. Джеки Чан, как и все последние годы, не столько дерется, сколько укло­няется от драк — и его доброжелательная народная физиономия подходит ­Бумбарашу куда больше, чем секретному агенту. Между тем именно дыхание исто­рии, имперская амбиция, которая высится фоном за чановскими прыж­ками и ужимками, придает «Солдату» совершенно особенное обаяние. Это малень­кое по китайским меркам кино, которое вырастает на обочине «боль­шого стиля», блокбастеров с многотысячными массовками, и потом пережи­вает его.


    Кинопродукт: Большой солдат